1998

 

В безверье смерть, без веры в омут.

У Промысла своя печать.

Всем существом своим влекомы

Мы Духом, хрупким, как свеча.

У Провиденья и Природы

Свои законы, свой удел.

Душа и старость, Свет и годы...

Ах, если б знать, что не успел

Содеять, изменить, увидеть.

Вернуть бы время, но – увы!

Одних любить, других обидеть;

Не жаль бы было головы,

Чтоб встать вон там, на том этапе,

Где можно все вернуть назад,

Где все окей, и дело в шляпе,

И звезды радужно блестят.

Хочу прощать, но не умею,

Прощенной быть хочу всегда.

Вернуть бы те мои года,

Вкдь лишь о них я сожалею.

Хочу прощенной быть пятью.

Раскаяние запоздало,

Но я опять начну сначала

И жизнь переменю свою.

В безверье смерть, а с верой горы

Могу я двигать. Сменой дня

Прости, Господь. Сквозь кожи поры

Кричу к Тебе. Прости меня.

 

14 июля 1998

 

 

Мне места нет ни здесь, ни там.

Назло отчаянным врагам

Я все стерплю, снесу, прощу,

Переживу и в ход пущу.

Нет силы большей, чем любовь

К себе. Все начинаю вновь:

Рожденье, смерть, игра, тоска –

Всегда близка гроба доска.

Не видно света в гари дня.

Забудь про свет, помни меня.

Я здесь. Борюсь. Борьбе конец

Придет, когда смертный венец

Чело украсит. А пока...

Далекая звезда близка

Тому, кто верит, любит, ждет,

Тому, кто все простит, снесет,

Тому, кто рвется в высоту

И верит в Божью красоту.

 

14 июля 1998

 

 

Покрывало из белой надежды

Да накидка из белой мечты.

Но тоска все ж тоска:

Так черна. Так, как прежде –

По законам земной красоты.

И ни шагу ступить, и ни вздоха не сделать:

Ноют сердце, живот и Душа.

И тоска все ж тоска:

Так черна. И, наверное,

Давит тело, все кости кроша.

Нет мне крыши, гражданства, любви.

Черным вороном

Бьется память, мешая вздохнуть.

Жить навеки. И счастья, и горя – все поровну.

Ничего, отдохну как-нибудь.

 

14 июля 1998

The death’s in disbelief, without faith you fall.

The Fate has it’s own imprint.

We are, in our whole essence, carried

By the Spirit, as fragile as a candle.

Both Fate and Nature

Have their laws, their role.

Soul and old age, light and years...

Oh, if I only knew what I did not have time to

Carry out, change, and see.

If I could turn back time, but - alas!

To love some, while offending others;

It would not be a pity to lose my head to only

Stand over there, at that stage,

Where everything can be turned back,

Where everything’s ok, and a done deal,

And stars are shining cheerfully.

I want to forgive, but I’m unable to,

But I want to always be forgiven.

If I could return my certain years,

I only regret them.

I wish to be forgiven by the five.

Repentance ran late,

But I will start again

And change my life.

In disbelief there’s death, but with the faith

I can move mountains. By the change of day

Forgive me, Lord. From all my heart

I shout to you. Forgive me.

 

14 July 1998

 

 

There is no place for me neither here nor there,

In spite of my desperate enemies

I’ll handle everything, tolerate it, forgive it,

Survive it, and learn my lesson.

There is no force more powerful than love

For self. I’m starting it all again:

Birth, death, game, melancholy –

The coffin board is always close.

You can’t see light in the cinder of the day.

Forget the light, remember me.

I’m here. I’m fighting . And the end

Will come when mortal wreath

Will crown my face. But thus far...

A distant star is close to

The one, who believes, loves, waits,

The one who will forgive and bear everything,

The one who strives to reach the heights

And believes in the beauty of the Lord.

 

14 July 1998

 

 

A cover made of white hope

And a cape made of white dream.

But melancholy is melancholy:

It is so black. Like before –

According to the laws of earthly beauty.

And you can’t make a step, and you can’t take a breath:

Everything aches: heart, stomach and Soul.

And melancholy is melancholy:

It is so black. And, probably,

It is crushing my body, breaking all bones.

There is no roof for me, or citizenship, or love.

Like a black raven,

My memory’s flapping, doesn’t let me breathe.

To live forever. Both happiness and grief - everything equally.

Never mind, I will rest. Some day.

 

14 July 1998