1993

 

Нельзя слишком много думать:

Начнут выпадать зубы.

Нельзя слишком много печалиться:

В неделю можно состариться.

Хоть ты живешь беспокойненько,

Глаза твои – как у покойника.

Вас не расшевелишь ничем,

Да и нужно ли это? Зачем?

 

5 февр. 1993

 

* * *

 

Beladonna, bella donna!

Я уйду за косогоры,

Где ногой делец не наступал.

Beladonna, bella donna!

Жаль, попрятались все в норы,

Мы бы пригласили их на бал.

Beladonna, bella donna!

Я люблю цветы ночные,

Запах белены и красных роз.

Beladonna, bella donna!

Для меня – пути лесные,

Для тебя - лишь ливни да мороз.

 

19 марта 1993

 

* * *

 

Мне исповедальность не к лицу,

Не к Душе, ни к уху и не к глазу.

Вижу в каждом черную лису,

Заключившую в себе заразу.

Не люблю я сердобольных фраз

И беседы ради душ спасенья.

Не укроешься от зорких глаз

Ненависти вашей и презренья.

Мне б и впрямь молчать да улыбаться

И не думать много о любви.

Но не стоит мне даже стараться

Возвести дом светлый на крови.

 

19 марта 1993

 

 * * *

 

Я процарапаюсь по крышам,

Где дядька голубей гонял,

Где воздух досиня задышан,

Где правды коврик вылинял.

На переломанной хребтине

Той крыши, что поближе к вам,

Я вскрикну и взлечу на крыльях

И прокричу вам, вандалам:

“Довольно, хватит издеваться!

За меру платят полной мерою.

Меня видали в платье агнца,

Вы ошибались. Вот – Мегера я!”

Из крыльев вдруг польется пламя,

Дотла сожжет все закрома,

Подвальчик, где хранилось знамя:

Его украли, с поля выхромав.

Вдоволь натешившись бедою,

Я осознаю боль и зло.

Мое печально ремесло:

Я буду кормовой травою.

* * *

 

Мне так плохо, мерзко, душно,

Жизнь мила, но смерть милей.

На меня глядит бездушно

Смертный глаз людей.

Оглушен мертвящей скукой,

Разум мне поет:

“Брось безумства, дай мне руку,

Смерть нас поведет.”

Жить – я тихо умираю,

Плохо мне – хоть плачь.

Жить так больше не желаю,

Где же ты, палач?

Если должность отменили,

Я умру сама.

Люди рядом были, били,

Общество – тюрьма.

Ох, мне дурно! Где спаситель,

Светлый день, ну где?

Рядом – вечный искуситель,

Будем с ним в беде.

Не хочу. Мне надоела

Душащая жизнь.

Смерть дышала, гибель пела;

Лег – не шевелись.

22 апреля 1993

* * * 

 

Слишком мало жизни в Жизни.

Ум не может счастья дать.

В мире нет судьбы капризней:

Нам осталось лишь рыдать.

Над шутами мы смеемся,

Жизнь для нас – лишь пошлый фарс.

Но чего ж мы стережемся,

Отчего ж боимся пасть?

Подскажи-ка мне дорожку,

Чтоб пойти и вмиг пропасть.

И пусти вослед мне кошку:

Мои кости обсосать.

 

20 января 1993

* * *

 

Что есть любовь и где ее найти?

Не так уж трудно умереть в пути.

Все кажется, что ты ее нашел.

А проверять – так это только сон.

И розы не спасут, и темной ночи мгла –

Взяла или дала? Дала или взяла?

Ночь лета вероломна –

Не верь.

А диво так огромно –

За дверь!

Зверь! Я тебя любила.

А ты меня забыл.

Спасла иль укусила?

Ковыль. –

- Трава бессмертья – иль лжи.

Зверь! Людям вы не верьте. И в жизнь.

Зверь! Имя пропою я – иль прокричу:

“Сто сорок пять углов на юг иль прячься в чум!”

Ты понял, тот, кому я говорю?

Смотри – не видишь? Я горю.

Горюю.

 

3 июля 1993

* * *

 

Мы не найдем здесь утешенья:

Земля не место для утех.

Сейчас пойдем просить прощенья

У тех, кто поднял нас на смех.

Мы и Они не так различны,

Однако разница все ж есть.

Они – со Счастьем закадычны,

А Мы – а палате номер шесть.

И пользы нет в сопротивленье,

И Счастья нет, и Света нет.

Сегодня поглядим затменье,

А завтра не найдем монет.

Так жизнь ужасно вздорожала,

А денег нет. Плати собой.

Толпа нас быстро растерзала,

А мы летаем над толпой.

И грязь собой мы победили,

Толпа беснуется внизу.

Людишки рядом с ними были

И жадно ели колбасу.

 

11 мая 1993